- Рустем Равилевич, вы исследователь истории татар-казаков Оренбургского казачьего войска. Как они сохраняли свой родной язык, национальные традиции? 
- До 1819 года дети татар-казаков (мусульман) учились в медресе и мектебе при мечетях. В некоторых медресе обучение богословию шло не только на татарском, но и на арабском, персидском, турецком языках. Еще раньше, а именно 25 сентября 1797 года, военная коллегия подготовила положение «О гарнизонных школах и школьниках». Гарнизонные школы отмечены и в поселениях татар-казаков (Орская крепость), число учащихся в школах определялось в 50 человек. В начале XIX века гарнизонные школы были переименованы в военно-сиротские отделения, в них обучались крестьяне, солдаты и казаки.

В 1819 году предписанием начальника штаба отдельного Оренбургского корпуса генерал-майора Г.П.Веселитского были учреждены станичные школы, в том числе и в поселениях татар-казаков. В них обучали письму, чтению, арифметике. Курс обучения составлял, как правило, четыре года. Основное внимание уделялось все же не грамотности, а обучению военным манерам: строю, выправке и стойке, гимнастике, джигитовке. За неуспеваемость казаков могли на 15 минут поставить на колени, но самым суровым наказанием для казачат за «грубые шалости» и «упорную леность» были телесные наказания (5 - 10 ударов розгами). Позже при станичных школах стали создаваться библиотеки. Кстати, книгами могли пользоваться не только ученики, но и все желающие.

- За счет чего содержались эти школы?
- Казаки с 1896 - 1897 годов сдавали денежные средства на составление специального школьного капитала, а до этого на содержание школ выделялись суммы из войскового капитала. Кроме того, определенные пожертвования (не в принудительном порядке) вносили станичные и поселковые общества. Учителя для школ избирались из грамотных казаков и утверждались войсковым атаманом. До 1848 года жалования как такового у учителей не было. Работа в школе засчитывалась им как действительная полевая служба в войске. Жалование преподавателям было определено только 8 марта 1848 года высочайшим повелением и составляло 28 рублей 28 копеек серебром в год. Этих денег хватало только на самое необходимое. Для сравнения, в те времена лошадь стоила 30 - 40 рублей, а четверть ржаной муки - 2 рубля 38 копеек.

- А совместное обучение русских и татар практиковалось?
- В этом плане интересен опыт Оренбургского Неплюевского военного училища, которое открылось 2 января 1825 года. Программа данного учебного заведения составляла шесть лет (три класса по два года). Там было два отделения - европейское и азиатское. Кроме общих дисциплин в европейском отделении (история, география, минералогия, ботаника, математика) ученикам преподавали и специальные (фортификация, артиллерия). Интересно, что на азиатском отделении военные науки отсутствовали, кроме мусульманского и христианского богословия, классических дисциплин особое внимание здесь уделялось изучению родного, а также персидского и арабского языков. Во второй половине XIX века из системы обучения убрали местные и восточные языки, лесоводство и так далее. Все неплюевцы - как нагайбаки, так и татары-мусульмане - обучались с тех пор по единой программе.

- В те времена были специальные программы преподавания русского для представителей других народов, проживающих в России?
- В 1880-е годы российские власти стали проводить политику интенсивного распространения образования на русском языке. С 1882 года дети мусульман-казаков в обязательном порядке должны были учиться в русских школах. Мектебе они могли посещать только вечерами. 

8 сентября 1892 года вышло предписание атамана Оренбургского казачьего войска о запрещении детям казаков обучаться в мусульманских школах. Взамен этого в станичных и русских школах появилась возможность изучать основы ислама. Уроки проходили три раза в неделю в специально отведенные часы. 

- Как татары-казаки отреагировали на такие нововведения в системе образования?
- Конечно, многие были недовольны такой ситуацией. Они стали писать жалобы на имя оренбургского муфтия. Рапорты писали и имамы различных поселений Оренбургского казачьего войска. Но Оренбургское магометанское духовное собрание провело специальное совещание, на котором был вынесен вердикт: «Казаки обязаны знать русский язык. Пусть татарские дети обучаются и в медресе, никто этого не запрещает». В результате татарские казачьи школы (мектебе) стали закрываться. Но продолжала расширяться сеть медресе, и обучение там шло по новым методикам. 

- В те же времена появилось абсолютно новое явление в системе «инородческого» образования - миссионерские школы, в которых преподавание велось по системе русского востоковеда, педагога-миссионера, члена-корреспондента Академии наук Николая Ивановича Ильминского. В чем ее суть?
- Была поставлена цель - укрепить инородцев в православной вере, но при этом не ущемлять их права на родной язык. Система Ильминского как раз была направлена на обучение детей нерусских народов на их родном языке, введение двуязычного метода преподавания, перевод и издание учебных пособий для школьников на родном языке. 

Одной из самых сложных проблем стала подготовка преподавателей. Нужны были люди, которые одинаково хорошо владели и русским, и татарским языком.

Первое миссионерское училище у нагайбаков было открыто в 1871 году в поселке Фершампенуаз. Открыл ее воспитанник Казанской центральной крещено-татарской школы Игнатий Тимофеев. В первый же год туда поступили 60 детей. 

В общей сложности в 70-е годы XIX века в Оренбургском казачьем войске функционировала 21 инородческая школа. Интересно, что реакция в обществе на эти школы в целом была положительная. Люди понимали, что знание русского языка открывало более широкие возможности в жизни, продвижении по службе.