Сейчас Владимир Бочкарев делится опытом с молодыми следователями, но при этом признается, случись ему вернуться снова на службу, первое, что сделал бы, - стал учиться. 

- Владимир Арсентьевич, вы же не сразу стали следователем.
- Службу в МВД начал в 1969 году во вневедомственной охране. Попал случайно, поддавшись на уговоры знакомого, который во всех красках расписал работу в милиции. На тот момент для меня основным аргументом в принятии решения была возможность получить качественное юридическое образование. В охране задержался недолго, перешел в ОБХСС. Там наряду с оперативной работой довелось проводить и дознание по уголовным делам, в частности, раскрыть и направить в суд дело о групповом мелком хищении на Свияжском мясокомбинате. Это помогло понять, что самое большое мое желание - работать следователем. И когда появилась возможность, перешел в следствие. И ни разу об этом не пожалел. 

- Наверное, не каждый может работать следователем?
- Ну почему же? Любой, но только если он дружит с головой и имеет жизненный опыт, хорошее юридическое, и не только, образование, умеет логически мыслить, анализировать, усидчивый, внимательный к мелочам. А еще надо быть по-хорошему дотошным, педантичным. Эти качества особенно важны при осмотре места происшествия. То, что неинтересно обычному человеку, для следователя может стать ключом к раскрытию преступления. 

- Вы смотрите современные детективы?
- Иногда смотрю.

- И как, не раздражает?
- Нисколько. Научился не реагировать на явные огрехи сценаристов, режиссеров. Наслаждаюсь лишь игрой актеров, которых люблю. Супруга возмущается, мол, какую глупость показывают. На что я неизменно отвечаю: «Это кино...»

- А в жизни как происходит?
- В жизни работа следователя со стороны может показаться скучной и рутинной. Главный наш инструмент - мозги. Большая часть расследования - это сбор информации, аналитика. Никаких погонь, перестрелок, игры мускулами. Но это только взгляд со стороны. В реальности расследование неочевидного преступления - это как решение сложнейшей математической задачи. И когда у тебя получается, то чувствуешь большое удовлетворение от результата.

- Киношные герои то и дело хватаются за пистолет, стреляют налево и направо. Вам за годы своей службы часто приходилось стрелять?
- Только в тире на занятиях по служебной подготовке, а по роду службы - ни разу, и слава богу. Наше главное оружие, повторюсь, - умение думать.

- Нужно ли самообразование в следовательской работе?
- Несомненно. Во-первых, меняется законодательство, совершенствуются технические и научные возможности раскрытия преступлений. За всем этим надо следить и использовать в работе. Во-вторых, меняются и преступники. Они быстро приспосабливаются к новым условиям и становятся изощреннее. Чтобы успешно бороться с ними, следователям, как и другим сотрудникам МВД, необходимо постоянно повышать свое профессиональное мастерство. Сейчас одно из ведущих мест в структуре преступности занимает мошенничество - многообразное, многоликое. Чуть ли не нанотехнологии используются. И, на мой взгляд, еще неизвестно, кто достиг большего в вопросе нанотехнологий - преступники или Чубайс с «Роснано». Если бы мне посчастливилось вернуться на службу, то первое, что сделал бы, - повысил свою компьютерную грамотность, научился использовать в полной мере возможности информационных технологий. 

- Вы встречаетесь с молодыми следователями, делитесь своим опытом. Не случается ли, что они свысока поглядывают на старую гвардию? 
- Не без этого (Улыбается.). Бывает, успел расследовать пару дел, а самомнения выше крыши. Отношусь к этому спокойно, потому что это свойственно молодости. Все мы в свое время были категоричными, самонадеянными. Лучше иметь повышенную самооценку, чем заниженную. Объективная придет с опытом работы. Я бы не стал сравнивать мое поколение следователей с нынешним. Мы во многом разные, и это нормально. Изменились условия жизни. У молодых больше технических возможностей для успешной работы, они мобильнее. Но и преступления приходится расследовать более сложные. А основными инструментами были и остаются голова, знания, внимательность. Как эффективнее использовать эти качества, делюсь при встречах с молодыми следователями. 

- Не растерялся ли престиж профессии за последние десятилетия? Надо ли бояться полицию? 
- Полицию не надо бояться. По-хорошему ее надо уважать. Общественное мнение складывается из представлений многих и разных людей. К тому же есть граждане, для которых чем лучше работают правоохранительные органы, тем им хуже. Но в целом к работе нашей полиции относятся неплохо. А престиж остался на том же уровне, что и во времена моей службы. Правда, в середине 90-х из-за задержек зарплаты произошел резкий отток специалистов из органов, уходили лучшие. Кто в ЧОПы, кто в нотариальные конторы, кто в адвокаты. Но сейчас ситуация полностью нормализовалась.