Руслан Нагиев - руководитель адвокатского центра при Адвокатской палате Республики Татарстан. В его практике множество успешно рассмотренных и выигранных гражданских, уголовных, административных, экстрадиционных дел в России и Европейском суде по правам человека. Весной этого года адвокату удалось отстоять право учителей татарского села Белозерье (Мордовия) носить платки в школе. Активно сотрудничает с ведущими правовыми центрами за пределами Татарстана, в том числе Институтом прав человека (Москва) и центром юридической помощи «Лекс» (Санкт-Петербург). Решением совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 28.01.2016 Руслан Нагиев награжден медалью II степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан».

Как подзаконный акт может быть сильнее Конституции? 

- Руслан Оруджевич, в чем сложность ситуации, в которой оказались татарстанские школы, с правовой точки зрения?
- Предыстория вопроса такова. В 2004 году Конституционный суд РФ определил, что законы Татарстана в сфере образования не противоречат Конституции РФ. А через 5 лет, в 2009 году, выходит подзаконный акт Министерства образования и науки РФ - Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), в которых обязательность изучения государственных языков республик не предусмотрена. Но это противоречит и Конституции России, и Конституции Татарстана, и решению Конституционного суда РФ. В своих предписаниях директорам школ прокуратура ссылается только на эти ФГОС. 

Хочу напомнить, что статья 68 Конституции Российской Федерации гласит: республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации. В пункте 3 этой статьи четко записано: Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.

Почему виновными оказались учителя?

- ФГОС были приняты 8 лет назад, но почему проверки в школах начались только сейчас?
- Да, это вопрос: куда все эти годы смотрела прокуратура? Кроме того, непонятно, почему прокуратура делает предписания именно директорам школ. Ведь директора работают в полном соответствии с действующим российским и республиканским законодательством, и в первую очередь законом об образовании в Республике Татарстан. Если прокурор считает, что закон противоречит Федеральным государственным образовательным стандартам, то он должен предъявлять претензии Госсовету РТ, который принял этот закон, Президенту Татарстана как гаранту Конституции, но никак не директорам школ. 

А сейчас на педагогов идет мощное давление, их обязывают за считанные дни поменять учебный план, пересмотреть нагрузки, писать отчеты, являться по вызову в прокуратуру для объяснений… 

- А отказаться от общения с представителями прокуратуры они не могут?
- Не могут. Один из директоров сделал письменное возражение на предписание прокуратуры и получил предостережение о незаконной деятельности. Было и предупреждение о том, что следующая жалоба будет расцениваться как экстремистская деятельность и директора привлекут к ответственности, вплоть до уголовной. Возникает логичный вопрос: интересно, с каких пор обращение в суд у нас стало приравниваться к экстремизму? Суд - это самое цивилизованное решение проблем.
Как директора школ, педагоги могут спокойно работать, когда разрушается весь учебный процесс, когда им грозят уголовным преследованием? Учителя должны учить, а не ходить по инстанциям, писать бесконечные отчеты, объяснительные записки и оправдываться в том, в чем их вины нет.

ФГОС не могут противоречить законодательству 

- Что делать в такой парадоксальной правовой ситуации?
- Подготовлен административный иск в Верховный суд РФ. На прошлой неделе он направлен по почте в Москву. В исковом заявлении мы привлекаем ответчиком Министерство образования и науки РФ и третьими лицами привлекаем Генеральную прокуратуру и гаранта Конституции России Президента. А на период рассмотрения нашего дела в суде просим приостановить действие всех прокурорских предписаний.

- Какие перспективы у этого дела?
- Однозначно закон на стороне директоров школ. Еще раз подчеркну: ФГОС не могут противоречить законодательству и должны быть приведены в соответствие с федеральным и республиканским законодательством. Министерство образования и науки РФ может самостоятельно, не дожидаясь судебного процесса, внести изменения в образовательные стандарты - добавить в перечень обязательных для изучения предметов татарский язык. В этом случае наши требования будут удовлетворены, и мы отзовем иск. 

Нельзя игнорировать ни один из государственных языков Татарстана. Это незаконно, некорректно, и для этого нет ни правовых, ни моральных оснований. 

Знание нескольких языков еще никому не навредило

- Другой вопрос: как государственные языки преподавать, чтобы это было интересно, эффективно? 
- Да, но это уже вопрос не юридический, его должны обсуждать и решать специалисты в области образования, ученые, психологи. Конечно, должны быть разные программы: для детей из татарских семей и для детей, в семьях которых говорят только по-русски. 

- Интересно, как решается подобная проблема в других странах, например Швейцарии, Канаде, Бельгии, где несколько государственных языков? 
- Я изучал этот мировой опыт и могу сказать, что везде обучение государственным языкам носит обязательный характер. Год назад был в Швейцарии, в Женеве, на конференции ООН, посвященной правам человека. Там все свободно общаются и на французском, и на немецком, и на английском. И никому от этого хуже не становится. Никто не возмущается: «Почему меня заставляют учить другой язык?!» Там знание нескольких языков - норма. 

Конечно, не все так просто. Школьники часто не хотят учиться. У меня самого четверо детей, и я знаю, как порой бывает сложно заставить их делать уроки. Но стараюсь объяснять, что знание нескольких языков им очень пригодится в жизни.

Вспоминаю свое детство… Нас никогда не делили на русских и татар, не рассаживали в классе по партам в зависимости от национальности. Мы все всегда были вместе - вместе учились, вместе играли. А то, что происходит в школах сегодня, обостряет ситуацию. Межнациональной розни в Татарстане и России допустить никак нельзя.