- Ахмет Мазгарович, каково состояние химической науки в нашей стране?
- Ни для кого не секрет: 90-е годы стали разрушительными для отечественной науки. В Советском Союзе в области нефтегазохимии, химической и химико-металлургической промышленности функционировали 6 тысяч прикладных НИИ, разрабатывающих отечественные технологии. Тогда 90% технологий были отечественными. Была четко налажена система: академические институты и вузы проводили исследовательские работы, результаты которых передавались в прикладные институты, внедряющие технологические процессы в промышленность. К сожалению, эта система разрушена. Сегодня прикладных НИИ по всей стране осталось 900, и то работающих в усеченном виде. В Казани было 80 НИИ, осталось 40.

Основным процессом нефтехимии является процесс пиролиза - производства этилена. При социализме им занимался целый институт в Москве, и в 90-е он тоже рухнул… Прекратил свое существование ВНИИНефтехим в Петербурге, играющий большую роль для развития нефтехимии в Татарстане. Вот так основной процесс в нефтехимии остался без научного сопровождения. Это произошло и потому, что «сверху» решили: давайте сделаем как в США. Якобы там наука развивается только в университетах. И это абсолютно неправильный тезис! 

- Как за рубежом обстоит дело с прикладными институтами?
- Я много работал с американской компанией «Шеврон», купившей лицензию на технологию у нашего института. Кстати, как признался на банкете его директор, за 100-летнюю историю «Шеврона» это был первый случай, когда они используют российскую технологию… Так вот, «Шеврон» ставит проблемные задачи университету Беркли, где трудятся 23 лауреата Нобелевской премии, а результаты поисково-исследовательской работы передаются в научно-технологический центр «Шеврон». Именно в центре «Шеврон» разрабатывают технологии и внедряют их в промышленность. То же самое в Германии в фирме BASF. В Тегеране, даже несмотря на нестабильную политическую ситуацию в Иране, открыли национальный нефтяной институт, где бурно развивают нефтехимическую промышленность. А у нас в России цепочка «академические институты, вузы - прикладной институт - промышленность» разрушена. Поэтому большинство технологий и покупаются за границей. Обидно, что мы отстаем от других стран по производству этилена. Сравните: если Россия в год производит 3 - 3,5 миллиона тонн этилена в год, то Иран - 5 - 6 млн тонн. А Америка вообще производит около 30 млн тонн в год. 

- В то же время руководство Татарстана уделяет большое внимание науке, особенно в последнее десятилетие…
- Первый Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев очень своевременно в 1991 году издал указ о создании Академии наук РТ. Многие важные для республики институты были сохранены. Действительно, за последние 25 лет у нас есть серьезные достижения в области гуманитарных наук, например, мощный Институт археологии АН РТ, чуть ли не лучший в мире. Развиваются ИТ-технологии, но это не фундамент бюджета России и республики, до Силиконовой долины нам далеко. По естественно-техническим наукам, к сожалению, нет такого прогресса. Назрела необходимость создания научных центров по нефтегазохимии на базе крупных компаний по примеру заграницы. Да, сегодня мы успешно торгуем нефтью и газом. В то же время потребление этих ресурсов во всем мире снижается, пора задуматься о переработке черного золота, как из него делать полимеры, материалы, одежду, обувь. Уже сейчас 20% всех энергоресурсов Германия и Дания получают из возобновляемых источников энергии - ветряной, солнечной энергии. Потребление моторного топлива тоже снижается. Вот увидите, не только в Европе, но и в России через 5 - 10 лет люди повсеместно будут ездить на электромобилях. 

- Нефть - ресурс тоже не такой уж неисчерпаемый…
- Нефть не закончится никогда! Спешу успокоить читателей: учеными доказано, что в мантии Земли идет постоянный синтез нефти. Другое дело, какой у нас коэффициент извлечения нефти - КИН. В России он составляет 0,34 - 0,36. Это значит, что из добытого извлекается 34 - 36% нефти. Вторичные и третичные методы воздействия на пласт могут довести этот коэффициент до 0,5 - 0,6. 

- В условиях санкций со стороны Европы и США огромное значение играет импортозамещение. Как санкции могут повлиять на химическое производство?
- Есть статистические данные, что если Запад перестанет продавать нам катализаторы, то объем производства нефтехимической продукции упадет в 2 раза, потому что работа некоторых заводов, в том числе и в Казани, завязана на зарубежных катализаторах. А отечественных, равных им по качеству, нет. Если мы не будем работать над созданием катализаторов, можно запросто остаться у разбитого корыта, что чревато закрытием заводов.

- Ахмет Мазгарович, недавно вы занялись преподавательской деятельностью. Много ли у вас по-настоящему болеющих за нефтехимию студентов?
- Талантливых и отлично знающих предмет студентов много, особенно на химфаке КФУ. Там создана мощная материальная и экспериментальная база для развития нефтехимии. К тому же руководство вуза сумело сохранить пятилетнюю классическую систему образования. В группах занимается не более 12 - 14 человек, можно сказать, идет штучная подготовка кадров. Я получаю огромное удовольствие от общения с увлеченными наукой студентами. Другое дело - куда они пойдут работать после окончания химфака? Недавно мы написали директорам заводов с просьбой взять наших студентов на работу. Ответов, честно сказать, получили немного. Неудивительно, что талантливые предпочитают искать работу за границей. Их прельщают условия работы и карьерного роста, отсутствие формальных бумаг, отчетов. Я всегда своих детей так воспитывал и молодежи говорю: «Становитесь людьми мира!» Это значит, что нужно обязательно изучать иностранные языки, они открывают все преграды и в карьерном росте, и в коммуникационном. Я сам выучил английский в 55-летнем возрасте, когда, как говорится, нужда заставила. Сам разработал для себя методику, в свободное время занимался. Теперь в заграничных командировках легко общаюсь без переводчика.

- Вы руководите ВНИИУС уже более 30 лет. Как поддерживаете физическую форму?
- Мое золотое правило - «Если хочешь быть здоров - делай 10 тысяч шагов!» Мое утро начинается с зарядки, а вечером после работы мы с супругой в любую погоду берем палки для скандинавской ходьбы и шагаем 3 километра по привычному маршруту. За пять лет ежедневных тренировок пришел к выводу, что финская ходьба - исключительно полезный вид спорта. Зимой по воскресеньям пробегаю по 10 - 15 километров на лыжах. Увлечение лыжами у меня с детства. Занимался ими профессионально, когда учился в КХТИ, даже на заводе был тренером команды. Всех призываю: больше двигайтесь, приучайте к спорту детей! Ведь компьютеризация и автомобилизация очень плохо сказались на здоровье нации. Наш народ до сих пор не научился заботиться о своем здоровье, число страдающих ожирением в России растет. В прошлом году, отдыхая в Турции в пятизвездочном отеле, не без удивления и грусти обнаружил, что мы с дочкой были самыми стройными среди туристов… 

Справка «КВ»
Ахмет Мазгарович Мазгаров родился в 1943 году в селе Сосна Балтасинского района РТ. Работает в отрасли нефтехимии больше 40 лет. Доктор технических наук, профессор, заслуженный химик Республики Татарстан, советник президиума АН РТ, лауреат Государственной премии РТ в области науки и техники, вице-президент Академии наук исламского мира, лауреат премии правительства РФ по науке и технике. Директор Волжского научно-исследовательского института углеводородного сырья с 1985 года. На счету академика Мазгарова 230 научных трудов, 137 патентов, в том числе 5 патентов, купленных США, ФРГ, Ираном. Он является автором первого в мире процесса демеркаптанизации нефти, внедренного в промышленность в 1995 году американской нефтяной компанией «Шеврон» на Тенгизском месторождении в Казахстане. По технологиям, разработанным академиком Ахметом Мазгаровым, построено около 60 промышленных установок очистки газов, бензинов и сточных вод по всей стране и миру.