Марсель Харисович прекрасно знал экономику, политику, культуру, журналистику во всех ее проявлениях. Он свободно владел татарским и русским языками, и потому всегда был востребован в профессиональных и общественных кругах.

Отработав четверть века собкором газеты ЦК КПСС «Советская Россия» как раз в годы возведения индустриальных гигантов в республике, Марсель Зарипов еще столько же времени творил в сферах, в которые его тянуло до выхода на пенсию.

Он, уже маститый публицист и писатель, переводчик, писал книги о пчеловодстве и пасеках, о тружениках сельскохозяйственной отрасли - обо всем, что ему дорого, общался с друзьями и природой.

Его появление на сборах журналистов, выступления на заседаниях комиссии конкурса журналистских работ в качестве эксперта и председателя жюри воспринимались как истина в последней инстанции. То есть мнение Марселя Зарипова, его пример влияли на общее состояние журналистики, находящейся сейчас на перепутье.

В годы социализма и так называемого застоя Марсель Зарипов не кривил душой, не писал славословий, раскрывал реальные социально-экономические проблемы. В народе его уважали, с ним считались руководители, очерки и книги Марселя Зарипова они читали с карандашом в руке.

В журналистской работе и публицистике он добился такой вершины, что был удостоен Государственной премии имени Г.Тукая в области литературы и искусства, которая никогда не давалась за публицистические статьи. Значит, своими документальными размышлениями о реальной жизни Марсель Зарипов добился такого же эффекта и резонанса, что и авторы замечательных романов, поэм, спектаклей и симфоний. Не уверен, что кто-то из коллег может повторить его достижения в обозримом будущем.

Все, в том числе и мы, коллеги, привыкли к его мудрому спокойствию, оптимизму, отличной физической форме, и потому смерть оказалась ошеломляюще неожиданной. Прошлой осенью, когда Марсель Харисович почувствовал недомогание, в больнице не смогли найти его карточку, так как наверняка у него просто не было «истории болезни». Только в декабре удалось добраться до причины недомогания, которое могло быть выявлено 3 - 4 года назад, в начальной стадии. Он сознательно выбрал путь оперативного вмешательства и лечения, выжидать и надеяться на судьбу не мог. На этот раз удача отвернулась.

Журналисты и писатели, пришедшие 8 января проводить Марселя Зарипова, были ошеломлены и до сих пор не выходят из этого состояния, хотя можно было сказать: ничего не поделаешь - 85 лет, достойно прожита большая жизнь.

Но все равно невозможно смириться с уходом Марселя Зарипова. Потому что он был прекрасным журналистом, выразителем правды - единой для разных людей, а не для отдельных лиц. И он был хорошим человеком, мыслящим, требовательным и добрым. Люди всегда нуждаются в справедливости и нравственной опоре.

Пчеловоды, агрономы, нефтяники, командиры производства и районные управленцы считали Марселя Зарипова своим. Близок и дорог он литераторам как собрат по перу и как переводчик.
Марсель Зарипов был лучшим из профессионалов «всесоюзной сборной команды» журналистов. Работать в авторитетной и популярной газете 25 лет, проживая в непростом регионе, - такое встречается крайне редко. Я знаю только одного - Марселя Зарипова. И он был среди самых лучших собкоров газеты «Советская Россия», приближавшей перемены в стране.

Тридцать семь лет назад я приехал в Казань как собкор газеты «Комсомольская правда». Свое знакомство с республикой и собкоровской миссией начал со встречи с Марселем Харисовичем. Уже тогда он был прославленным и маститым журналистом. Его насмешливый взгляд, доброе ехидство и независимое суждение, уважительное отношение к земле и живущим на ней людям воодушевили для работы на новом месте. Он помог мне найти позитивный настрой, мобилизоваться в трудную минуту, не пасовать перед трудностями.

Марсель Харисович своим внезапным уходом собрал нас, бывших собкоров центральных изданий. Именно там, во дворе дома 59 на улице Большая Красная, мы почувствовали, что в лице Марселя Харисовича уходит целая эпоха. Собкоры всесоюзных СМИ относились к особой категории. В Казани мы часто воспринимались «рукой Москвы», а в Москве были выразителями и защитниками казанской, татарстанской жизни. А настоящим «заказчиком» и источником директив все-таки была совесть. Не просто было ее сохранить, когда много соблазнов и способов давления с разных сторон. Уместно вспомнить ныне уже покойных корреспондента «Правды» Раиса Сабирова, журналиста Гостелерадио СССР Ильяса Латыпова, а также Геннадия Паушкина, работавшего в послевоенные годы в «Комсомольской правде», собкора «Сельской жизни» Виктора Гончарова, собкора ряда центральных газет Юрия Николаева и ныне живущих - собкора газеты «Социалистическая индустрия» Умара Богдалова, собкора «Правды» Николая Морозова, собкора «Сельской жизни» Ильдара Закирова и других известных журналистов.

Особенно остро 8 января почувствовали горечь утраты пришедшие проводить Марселя Зарипова собкор газеты «Известия» Альянс Сабиров, корреспондент популярного профсоюзного издания «Труд» Евгений Ухов, Владимир Демченко, работавший в «Комсомолке» и «Советской торговле». Что-то очень важное коллега взял с собой. Мы ощутили себя осиротевшими.

Ушел легендарный журналист, замечательный человек, настоящий труженик. Никто не способен занять его место в поисках правды и защите истинных ценностей, без чего немыслима наша профессия. Может быть, журналистское сообщество, соответствующий вуз и курирующие нашу сферу ведомства придумают способ увековечить имя Марселя Зарипова? Хотелось бы, чтобы его образ и пример служения нашему делу как-то передавались новым поколениям литераторов и специалистов информационной работы. А мы, коллеги его эпохи, по мере сил и возможностей поможем.