Анатолий Шутиков родился в г. Козельске Калужской области. Заслуженный деятель искусств РТ и РФ, лауреат Государственной премии имени Г.Тукая, народный артист РФ, профессор, академик Петровской академии наук и искусств.
С 1971 по 1989 г. работал в Казанском государственном институте культуры в должности заведующего кафедрой оркестрового дирижирования, руководителя студенческого оркестра народных инструментов, преподавал баян и дирижирование. С 1989 по 1996 г. - заведующий кафедрой народных инструментов Казанской государственной консерватории. На базе студенческого оркестра народных инструментов был образован Государственный оркестр народных инструментов РТ. С 1993 г. работает в Татарской государственной филармонии имени Г.Тукая. Идейный вдохновитель и организатор фестиваля «Народные мелодии», который с 2005 г. проходит на сцене филармонии.

- Анатолий Иванович, 70 лет для артиста, музыканта - это много или мало?
- В 70 лет жизнь только начинается! Время как-то незаметно очень быстро пролетело. Кажется, совсем недавно закончил музыкальную школу и музыкальное училище в Калуге, а было это в 1965 году. После училища поехал в Москву поступать в Гнесинское училище. Сдал все экзамены, но по конкурсу не прошел. А в те годы положение было такое - человек, успешно сдавший экзамены в московском вузе, но не прошедший по конкурсу, мог поступить в вуз на периферии без сдачи экзаменов, автоматом. И я поехал в Казань. Подал документы в Казанскую консерваторию на симфоническое дирижирование к Натану Рахлину. Прослушивание проходило в кабинете Жиганова. Белый рояль, концертмейстер... Жиганов говорит: «А зачем тебе симфоническое дирижирование? Вот у нас есть Анатолий Васильевич Тихонов - народник, учись у него». Так я стал народником. А с Натаном Григорьевичем мы общались. Он тесно сотрудничал с институтом культуры, где я преподавал уже после окончания консерватории.

- Какой он был в общении?
- Рахлин - это стихия. Талантливый человек, уникальный дирижер. На моих глазах создавался и развивался симфонический оркестр Татарстана. Мы не пропускали его репетиций. В зале консерватории была замечательная акустика. Я обычно сидел в семнадцатом ряду и слышал, как звучит каждый инструмент в оркестре. Натан Григорьевич импровизировал с музыкантами. Это был такой порыв, такая взрывная энергетика...

- Стиль работы Рахлина с коллективом сказался на вашем дирижерском стиле?
- Я многое воспринял у маэстро. Наблюдал за его работой на расстоянии, но его мастерство, его методика, его видение и слышание оркестра во многом сформировали меня как дирижера.

Еще огромное влияние на меня оказал мой учитель в Калужском музыкальном училище Владислав Александрович Смирнов. Он для меня пример настоящего учителя. Несколько лет назад Владиславу Александровичу исполнилось 70, и я ездил в Калугу, чтобы поздравить его с круглой датой.

- А сколько же лет ему было, когда он стал преподавать в училище?
- Он всего на восемь лет старше меня. Был самым молодым преподавателем. Помню, мы вместе с ним всем классом часто выезжали на природу, играли в футбол...

- Правда, что дирижер в отношениях с музыкантами должен быть тираном?
- Да, есть такая методика - работать жестко, нагоняя на музыкантов страх. Такими методами можно добиться определенных результатов. Но долго жить в режиме постоянного напряжения и страха нельзя. К тому же запуганный, зажатый человек не в состоянии раскрыть свой творческий потенциал.

Такой подход - это не мой стиль. Я так не могу. Хочу, чтобы музыканты приходили на репетицию с хорошим настроением, чтобы на концерт выходили с радостью и получали от своей работы удовольствие. Я на них не давлю, но в меру строг. Стараюсь входить в их положение - все мы люди, у каждого из нас в жизни могут наступать сложные периоды, когда надо помочь, поддержать, подбодрить. И думаю, музыканты ценят такое отношение.

- Анатолий Иванович, есть музыка, которая для оркестра народных инструментов просто не подходит?
- Конечно есть, мы же не «всеядные». Есть музыка, которая может звучать, не противореча природе народных инструментов. Например, нам вполне доступны джазовые композиции, восточная музыка, оперная музыка, эстрада, классика.
Прекрасно звучит Чайковский, «Половецкие пляски» Бородина звучат мощно, убедительно, Брамс звучит, Моцарт, Шнитке... А вот произведения Шопена, музыка, написанная для рояля, не звучит.

- А рискнули бы сыграть рок?
- Знаете, были такие эксперименты, когда оркестры народных инструментов делали совместные проекты с рок-музыкантами. Значит, это вполне возможно, но мы такого не пробовали. Есть идея сыграть вместе с нашим филармоническим джазовым оркестром. Это будет необычно, интересно. Мы открыты для любых творческих экспериментов, главное, чтобы это было в рамках разумного.